18-й Санкт-Петербургский Апрельский семинар по психотерапии и практической психологии
Тема семинара: «Проблема тревоги и клиническая психотерапия тревожности в эпоху пандемии»
Сроки проведения: 01–06 апреля 2022 г.
Место проведения: Санкт-Петербург, гостиница Русь, ул Артиллерийская, д. 1

ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ СЕМИНАРА

Программа Семинара позволяет каждому участнику глубоко погрузиться в основную тему и освоить ее на уровне, помогающем не только осуществить профессиональный «скачок», но и повысить качество личной жизни!

Семинар является целостной личностно-ориентированной образовательной и развивающей системой и включает большое количество мероприятий, что дает возможность участникам выстроить собственный образовательный маршрут, отвечающий профессиональным и личным задачам текущего жизненного этапа.

Наш Институт трепетно поддерживает и соблюдает добрые традиции — в 2022 году Апрельский Санкт-Петербургский семинар по психотерапии и практической психологии будет проводиться уже в 18-й раз! И особенно радостно, когда одна добрая традиция порождает новую – в 2021 году мы провели Первый Осенний фестиваль психотерапевтических практик, проект которого обсуждался на Апрельском Семинаре 2021 года!

Апрельский семинар является лабораторией исследования практически значимой темы в психотерапии. Повестка семинара формируется по итогам рефлексии психотерапевтической практики сотрудников Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, наших друзей и неслучайных гостей. Семинар также является профессиональной средой для клинически-ориентированных психотерапевтов (врачей, психологов и других специалистов, интересующихся психотерапией) и позволяет на регулярной основе погружаться в профессиональное сообщество, уточнять планы своего дальнейшего профессионального развития. И конечно же, Семинар является образовательным мероприятием: участвуя в Семинаре, вы получаете документ о повышении квалификации (для всех специалистов) и баллы НМО (для врачей).

Анализируя практические сложности специалистов последних, прошедших под знаком коронавирусной пандемии, лет, мы поняли, что одним из наиболее распространенных запросов пациентов и клиентов является тревога, связанная с информацией о пандемии, эпидемиологической ситуацией, изоляцией, введением ограничений, дефицитом и противоречивостью информации о клинических проявлениях новой инфекции. В связи с этим темой прошедшего в ноябре 2021 года Фестиваля были выбраны техники работы с тревогой в клинической психотерапии. Опыт проведения Фестиваля продемонстрировал, что эта тема актуальна и нуждается в дальнейшем рассмотрении. И если Фестиваль с его мастер-классами и мастерскими был направлен на отработку техник и практик, то Апрельский Семинар должен дать участникам возможность глубже погрузиться в теоретические аспекты этого вопроса, познакомиться со взглядами экспертов и не просто попрактиковать технические упражнения в работе с тревогой, но и, возможно, разработать принципиально новые программы помощи страдающим от нее пациентам.
Наш Институт трепетно поддерживает и соблюдает добрые традиции — в 2022 году Апрельский Санкт-Петербургский семинар по психотерапии и практической психологии будет проводиться уже в 18-й раз! И особенно радостно, когда одна добрая традиция порождает новую – в 2021 году мы провели Первый Осенний фестиваль психотерапевтических практик, проект которого обсуждался на Апрельском Семинаре 2021 года!

Апрельский семинар является лабораторией исследования практически значимой темы в психотерапии. Повестка семинара формируется по итогам рефлексии психотерапевтической практики сотрудников Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, наших друзей и неслучайных гостей. Семинар также является профессиональной средой для клинически-ориентированных психотерапевтов (врачей, психологов и других специалистов, интересующихся психотерапией) и позволяет на регулярной основе погружаться в профессиональное сообщество, уточнять планы своего дальнейшего профессионального развития. И конечно же, Семинар является образовательным мероприятием: участвуя в Семинаре, вы получаете документ о повышении квалификации (для всех специалистов) и баллы НМО (для врачей).

Анализируя практические сложности специалистов последних, прошедших под знаком коронавирусной пандемии, лет, мы поняли, что одним из наиболее распространенных запросов пациентов и клиентов является тревога, связанная с информацией о пандемии, эпидемиологической ситуацией, изоляцией, введением ограничений, дефицитом и противоречивостью информации о клинических проявлениях новой инфекции. В связи с этим темой прошедшего в ноябре 2021 года Фестиваля были выбраны техники работы с тревогой в клинической психотерапии. Опыт проведения Фестиваля продемонстрировал, что эта тема актуальна и нуждается в дальнейшем рассмотрении. И если Фестиваль с его мастер-классами и мастерскими был направлен на отработку техник и практик, то Апрельский Семинар должен дать участникам возможность глубже погрузиться в теоретические аспекты этого вопроса, познакомиться со взглядами экспертов и не просто попрактиковать технические упражнения в работе с тревогой, но и, возможно, разработать принципиально новые программы помощи страдающим от нее пациентам.
Вы сами можете выбрать интересную
именно вам форму прохождения семинара
1
Первый вариант («Методическая программа»)
Это дополнительная профессиональная образовательная программа, которая составлена с использованием инновационных форм обучения и интенсивного профессионального общения и предполагает активную творческую работу по практическому освоению современных подходов к классификации, диагностике и лечению тревожных состояний, естественно, ориентированному в первую очередь на применение по отношению к ним психотерапии.

· Участники этой программы получают удостоверение о повышении квалификации после сдачи итоговой аттестации
2
Второй вариант («Опытная программа»)
Это программа, в большей степени ориентированная на работу со своей личностью. Она позволяет участникам (как специалистам помогающих профессий, так и всем желающим) поработать над собственной личностью в психотерапевтической группе и разобраться в актуальных для себя темах на ключевых мероприятиях Семинара.
Все мероприятия вместе образуют интегрирующую дидактическую среду, которая поможет участникам извлечь из программы Семинара максимальную пользу.

· Участники этой программы получают удостоверение о повышении квалификации после сдачи итоговой аттестации
3
Третий вариант («Частичная программа»)
Это согласованный с организаторами вариант участия в Апрельском семинаре при котором предполагается посещение одной из выбранных групп.

· Участники этой программы получают именной Сертификат участия.
Предварительная программа
18-го Санкт-Петербургского Апрельского семинара
по психотерапии и практической психологии.
Все мероприятия семинара можно разделить на два вида — «основные» группы, включенные соответственно в методическую или опытную программу, и короткие семинары, проводимые приглашенными нами ведущими специалистами разных областей психиатрии, психотерапии и медицинской психологии.

«Основные» группы будут параллельно работать ежедневно в течение всего времени Семинара. Каждому участнику необходимо выбрать для себя одну основную группу. Традиционно методическая программа включает методическую интерактивную группу, позволяющую сосредоточиться на обучении, а в клиентская — динамическую психотерапевтическую группу.

Короткие семинары — мероприятия продолжительностью 90–180 мин (1–2 учебные пары), проводимые гостями и ведущими Семинара и раскрывающие различные аспекты его общей темы в самых разных форматах: интерактивных лекциях, кратких тренингах, мастер-классах, дискуссиях, круглых столах, разборах психотерапевтических случаев и др. Ежедневно будет проведено несколько коротких семинаров. Большая часть коротких семинаров входит в структуру «Методической программы». Самые важные семинары смогут посетить и участники «Опытной программы».

Таким образом, выбирая «Методическую программу», вы выбираете методическую группу, а также имеете возможность посетить все короткие семинары и принять в их работе активное участие, а также понаблюдать за работой одной из групп «Клиентской программы». Поскольку участники этой программы одновременно являются слушателями цикла повышения квалификации Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, принимаются в нее только специалисты — врачи, психологи и специалисты по социальной работе, специалисты в области коррекционной педагогики.

Выбирая «Опытную программу», Вы, участвуя в одной из «основных» групп этой программы, имеете возможность посетить самые интересные короткие семинары из «методической» линейки событий. В этой программе могут принять участие все желающие, специалисты получают образовательный документ – Удостоверение о повышении квалификации, а участникам без специального образования будет выдан Сертификат участника Апрельском семинаре.

Выбирая «Частичную программу», Вы посещаете одну из «основных» групп. Участники это программы получают Сертификат участия в избранной группе Апрельского семинара.
Узнать стоимость
Предварительная программа
18-го Санкт-Петербургского Апрельского семинара
по психотерапии и практической психологии.
Все мероприятия семинара можно разделить на два вида — «основные» группы, включенные соответственно в методическую или опытную программу, и короткие семинары, проводимые приглашенными нами ведущими специалистами разных областей психиатрии, психотерапии и медицинской психологии.

«Основные» группы будут параллельно работать ежедневно в течение всего времени Семинара. Каждому участнику необходимо выбрать для себя одну основную группу. Традиционно методическая программа включает методическую интерактивную группу, позволяющую сосредоточиться на обучении, а в клиентская — динамическую психотерапевтическую группу.

Короткие семинары — мероприятия продолжительностью 90–180 мин (1–2 учебные пары), проводимые гостями и ведущими Семинара и раскрывающие различные аспекты его общей темы в самых разных форматах: интерактивных лекциях, кратких тренингах, мастер-классах, дискуссиях, круглых столах, разборах психотерапевтических случаев и др. Ежедневно будет проведено несколько коротких семинаров. Большая часть коротких семинаров входит в структуру «Методической программы». Самые важные семинары смогут посетить и участники «Опытной программы».

Таким образом, выбирая «Методическую программу», вы выбираете методическую группу, а также имеете возможность посетить все короткие семинары и принять в их работе активное участие, а также понаблюдать за работой одной из групп «Клиентской программы». Поскольку участники этой программы одновременно являются слушателями цикла повышения квалификации Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, принимаются в нее только специалисты — врачи, психологи и специалисты по социальной работе, специалисты в области коррекционной педагогики.

Выбирая «Опытную программу», Вы, участвуя в одной из «основных» групп этой программы, имеете возможность посетить самые интересные короткие семинары из «методической» линейки событий. В этой программе могут принять участие все желающие, специалисты получают образовательный документ – Удостоверение о повышении квалификации, а участникам без специального образования будет выдан Сертификат участника Апрельском семинаре.

Стоимость участия в «Частичной программе» зависит от выбора группы и согласовывается индивидуально.
Узнать стоимость

МЕТОДИЧЕСКАЯ ИНТЕРАКТИВНАЯ ГРУППА

Как сегодня происходит процесс обучения важной темы и в том числе роли тревоги в возникновении психологических трудностей и тревожных расстройств?

Часто изучаются отдельные элементы темы, существующие подходы к понимания тревожных состояний и различного уровня спектров расстройств. Однако теорий тревоги и тревожных расстройств очень много, больше ста… Завершая такое обучение коллеги, часто не способны синтезировать полученные знания. И поэтому обучение проводится, программы изучаются, но тема не очень осваивается.

Что будет если не синтезировать материал по проблеме тревожности и психотерапии тревожных состояний?
  • изучение теорий тревожности не буду способствовать росту профессиональных компетенций
  • отдельные механизмы возникновения тревоги будут способствовать применению преимущественно разрозненных симптоматических подходов
  • помощь пациентам с тревожными расстройствами будет способствовать полипрагмазии (назначение различных взаимоисключающих терапевтических подходов)
  • А в результате мы ты так и не станем мастерами в области психотерапии тревожных расстройств и психологической помощи при тревожных состояниях
Получается, что в психотерапии проще изучать отдельные методы психотерапии, чем создавать осознанные программы применения обоснованных подходов.

А как можно учиться по-другому?


По-другому можно обучаться, развивая трудную тему, пропуская ее через свой опыт, используя достижения людей, совершивших научный и практический вклад, наблюдая за психотерапевтическим процессом и рефлексия свой собственный психотерапевтический и даже клиентский опыт…

Для проведения обучения на другом уровне в Институте применяется технология учебного процесса в форме методической группы, которая предполагает, что слушатели не просто проходят обучение, но создают итоговый творческий методический концепт в форме методического алгоритма. В данном случае это будет касаться и понимания тревоги и психотерапевтических подходов при работе с тревожными состояниями. Такой подход поможет осуществить больший синтез.

Что такое методическая интерактивная группа?


Методическая интерактивная группа представляет собой инновационную образовательную среду в рамках Апрельского семинара для специалистов в области психического здоровья (врачей, психологов и др.). Тема семинара этого года — «Проблема тревоги и клиническая психотерапия тревожности в эпоху пандемии». В групповой форме, включающем специалистов различных направлений, изучающих тревогу при участии ведущих специалистов мы вместе попытаемся рассмотреть широкий круг вопросов, в том числе причин возникновения и накопления тревоги, а также формирования тревожных состояний и тревожных расстройств. Данная группа выступает одновременно и программой тематического усовершенствования Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, объемом, 72 уч. часа.

Опыт нашего Института в обучении специалистов позволяет также ориентировать всех участников группы на развитие личностных и профессиональных компетенций, необходимых для успешной работы с пациентами, попадающими в категорию «патология влечений». Участие в работе методической группы поможет вам сформировать собственный план профессионального развития, расширить спектр клинических ситуаций, с
которыми вы сможете эффективно справляться, а следовательно, увеличить число клиентов и пациентов, которым вы будете успешно помогать!

Какие же вопросы мы сможем проработать на этой группе?
— Что такое феномен тревоги и как он проявляется в различных жизненных ситуациях?
— Какую роль играет тревога в норме и патологии?
—Что следует относить к патологии тревоги?
— Что выделяет эти расстройства из групп других психических нарушений?
— Из чего складывается эффективность психотерапевтической помощи таким пациентам, и как сделать ее еще более эффективной?
— С какими трудностями может столкнуться специалист в работе с подобными состояниями?
— Как грамотно проводить психотерапевтическую диагностику и выделять мишени терапии при работе с этой обширной категорией пациентов?
— Что может служить главным фактором лечебного воздействия при тревожных состояниях и тревожных расстройствах?
— Что показано, а что противопоказано пациентам с тревожными расстройствами? Каковы типичные ошибки в работе с ними?

Участие в работе методической группы позволит вам:
· освоить теоретические концепции современной понимания тревожных состояний?
· современные подходы к психотерапии тревожных расстройств;
· посмотреть на пациентов данной группы с клинической, клинико-психологической, психотерапевтической позиции;
· научиться определять показания и противопоказания к применению в лечении пациентов данной клинической группы различных методов психотерапии;
· эффективнее работать с различными проявлениями патологии воли, влечений и инстинктов благодаря улучшению понимания причин их развития;
· освоить практические технические приемы, необходимые для установления эффективного терапевтического контакта и заключения контракта с такими пациентами;
· освоить эффективную тактику психотерапии на различных этапах лечения и реабилитации;
· освоить принципы формулирования терапевтической гипотезы, выбора мишеней психотерапии, составления психотерапевтической программы;
· соотнести требования к компетенции специалиста для работы с данными расстройствами со своими личностными и профессиональными компетенциями;
· скорректировать или сформировать собственный план профессионального развития!

Группу проводят (в формате сменных ведущих):
Равиль Назыров — врач-психотерапевт, директор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, докт. мед. наук;
Ирина Королева — проректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского;
Ирина Бубнова — клинический психолог, куратор направления «Клиническая (медицинская) психология» Института;

МЕТОДИЧЕСКАЯ ИНТЕРАКТИВНАЯ ГРУППА

Как сегодня происходит процесс обучения важной темы и в том числе роли тревоги в возникновении психологических трудностей и тревожных расстройств?

Часто изучаются отдельные элементы темы, существующие подходы к понимания тревожных состояний и различного уровня спектров расстройств. Однако теорий тревоги и тревожных расстройств очень много, больше ста… Завершая такое обучение коллеги, часто не способны синтезировать полученные знания. И поэтому обучение проводится, программы изучаются, но тема не очень осваивается.

Что будет если не синтезировать материал по проблеме тревожности и психотерапии тревожных состояний?
  • изучение теорий тревожности не буду способствовать росту профессиональных компетенций
  • отдельные механизмы возникновения тревоги будут способствовать применению преимущественно разрозненных симптоматических подходов
  • помощь пациентам с тревожными расстройствами будет способствовать полипрагмазии (назначение различных взаимоисключающих терапевтических подходов)
  • А в результате мы ты так и не станем мастерами в области психотерапии тревожных расстройств и психологической помощи при тревожных состояниях
Получается, что в психотерапии проще изучать отдельные методы психотерапии, чем создавать осознанные программы применения обоснованных подходов.

А как можно учиться по-другому?


По-другому можно обучаться, развивая трудную тему, пропуская ее через свой опыт, используя достижения людей, совершивших научный и практический вклад, наблюдая за психотерапевтическим процессом и рефлексия свой собственный психотерапевтический и даже клиентский опыт…

Для проведения обучения на другом уровне в Институте применяется технология учебного процесса в форме методической группы, которая предполагает, что слушатели не просто проходят обучение, но создают итоговый творческий методический концепт в форме методического алгоритма. В данном случае это будет касаться и понимания тревоги и психотерапевтических подходов при работе с тревожными состояниями. Такой подход поможет осуществить больший синтез.

Что такое методическая интерактивная группа?


Методическая интерактивная группа представляет собой инновационную образовательную среду в рамках Апрельского семинара для специалистов в области психического здоровья (врачей, психологов и др.). Тема семинара этого года — «Проблема тревоги и клиническая психотерапия тревожности в эпоху пандемии». В групповой форме, включающем специалистов различных направлений, изучающих тревогу при участии ведущих специалистов мы вместе попытаемся рассмотреть широкий круг вопросов, в том числе причин возникновения и накопления тревоги, а также формирования тревожных состояний и тревожных расстройств. Данная группа выступает одновременно и программой тематического усовершенствования Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, объемом, 72 уч. часа.

Опыт нашего Института в обучении специалистов позволяет также ориентировать всех участников группы на развитие личностных и профессиональных компетенций, необходимых для успешной работы с пациентами, попадающими в категорию «патология влечений». Участие в работе методической группы поможет вам сформировать собственный план профессионального развития, расширить спектр клинических ситуаций, с
которыми вы сможете эффективно справляться, а следовательно, увеличить число клиентов и пациентов, которым вы будете успешно помогать!

Какие же вопросы мы сможем проработать на этой группе?
— Что такое феномен тревоги и как он проявляется в различных жизненных ситуациях?
— Какую роль играет тревога в норме и патологии?
—Что следует относить к патологии тревоги?
— Что выделяет эти расстройства из групп других психических нарушений?
— Из чего складывается эффективность психотерапевтической помощи таким пациентам, и как сделать ее еще более эффективной?
— С какими трудностями может столкнуться специалист в работе с подобными состояниями?
— Как грамотно проводить психотерапевтическую диагностику и выделять мишени терапии при работе с этой обширной категорией пациентов?
— Что может служить главным фактором лечебного воздействия при тревожных состояниях и тревожных расстройствах?
— Что показано, а что противопоказано пациентам с тревожными расстройствами? Каковы типичные ошибки в работе с ними?

Участие в работе методической группы позволит вам:
· освоить теоретические концепции современной понимания тревожных состояний?
· современные подходы к психотерапии тревожных расстройств;
· посмотреть на пациентов данной группы с клинической, клинико-психологической, психотерапевтической позиции;
· научиться определять показания и противопоказания к применению в лечении пациентов данной клинической группы различных методов психотерапии;
· эффективнее работать с различными проявлениями патологии воли, влечений и инстинктов благодаря улучшению понимания причин их развития;
· освоить практические технические приемы, необходимые для установления эффективного терапевтического контакта и заключения контракта с такими пациентами;
· освоить эффективную тактику психотерапии на различных этапах лечения и реабилитации;
· освоить принципы формулирования терапевтической гипотезы, выбора мишеней психотерапии, составления психотерапевтической программы;
· соотнести требования к компетенции специалиста для работы с данными расстройствами со своими личностными и профессиональными компетенциями;
· скорректировать или сформировать собственный план профессионального развития!

Группу проводят (в формате сменных ведущих):
Равиль Назыров — врач-психотерапевт, директор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, докт. мед. наук;
Ирина Королева — проректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского;
Ирина Бубнова — клинический психолог, куратор направления «Клиническая (медицинская) психология» Института;
Основные группы «Клиентской программы»
1. Динамическая психотерапевтическая группа
Бывает так, что тревога мешает нам строить близкие и дистантные отношения, потому что мы не очень хорошо понимаем, как мы относимся к окружающим людям и люди относятся к нам.

Динамическая группа — это психотерапевтический метод (в настоящее время групповая психотерапии считается формой психотерапии), специфика которого заключается в целенаправленном использовании групповой динамики, т.е. всей совокупности взаимоотношений и взаимодействий, возникающих между участниками группы, включая и групповых психотерапевтов, для решения эмоциональных, поведенческих и личностных проблем (Карвасарский Б.Д., 1990).
Работа в данной группе позволит каждому участнику соприкоснуться с пониманием индивидуальных (личных) причин сложностей, возникающих в отношениях с окружающими людьми, а также позволит пережить опыт их преодоления, который, за счет высокой эмоциональной интенсивности переживаний, может быстро интегрироваться в реальную жизнь. А это значит, что всего за несколько дней Семинара можно кардинально изменить свою жизнь и повысить качество отношений с людьми!

Технически это выглядит примерно так. Для каждого участника группа — это модель его реальной жизни (по отзывам участников динамических групп, это «спрессованная», «концентрированная жизнь»), которая воссоздается в безопасных условиях и воспроизводит все особенности, сложности и проблемы взаимоотношений, что позволяет
осознать причины их возникновения и после этого предпринять шаги по практическому изменению своей жизни.

Обстановка в группе позволяет сделать более явными собственные отношения и установки, которые лежат в основе индивидуальной проблематики, и получить опыт их преодоления в атмосфере доброжелательности и взаимного принятия. Участие в динамической группе может быть полезно для людей, имеющих сложности во взаимоотношениях в любых областях — от сложностей в семье до проблем в отношениях в рабочем коллективе и с руководством.
Учитывая тему семинара, динамическая группа поможет участникам осознать причины тревожности, определить персональные особенности поведения, вызывающие тревогу, которая является препятствием для реализации своих желаний и не позволяет создавать качественные близкие отношения со значимыми людьми, а также затрудняет реализацию себя.

Участие в динамической психотерапевтической группе позволит вам:
· понять причины и справиться с тревогой, появляющейся в психологически сложных жизненных ситуациях;
· осознать, как тревога может использовать болезни как препятствие на пути важных жизненных изменений;
· справится с тревогой и научиться строить гармоничные отношения в семье, партнерские, любовные и эротические отношения;
· узнать, несмотря на тревогу, как вас воспринимают другие люди, и понять почему;
· понять причины собственной неуспешности в жизни, в отдельных ее областях, в области семейных и близких отношений и роль тревоги в этих трудностях.
· выйти из замкнутого круга жизненных сложностей, понять их причины и предпринять шаги для их преодоления;
· лучше понять себя, свои подлинные желания и потребности, найти силы реализовать их в собственной жизни;
· повысить качество отношений с окружающими людьми и качество своей жизни в семье!

Ведущие группы:
Алина Толстых — клинический психолог, директор Центра психотерапии на Басковом, преподаватель Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского;
Александр Никулин — клинический психолог, куратор программ дополнительного общего образования детей и взрослых Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского
2. Экзистенциально-гуманистическая группа
Случается так, что тревога лишает человека не только радости, но и смысла …

Мы идем по своей жизни постоянно совершенствуясь, преодолевая последовательные этапы своего личностного роста - непрерывного процесса саморазвития, основанного на предложенном в рамках гуманистического направлений психотерапии концепции процесса самоактуализации (Карл Роджерс, Абрахаам Маслоу).


В процессе личностного совершенствования человек приобретает способность управлять текущими событиями своей жизни, формировать хорошие и доверительные отношения с другим людьми, ответственно, последовательно и вовлечено отстаивать свои взгляды, принимать происходящее в своей жизни, воспринимать жизнь во всем своем многообразии, мужественно отстаивать свои выборы, совершать которые приходится на каждом шаге жизни. Если процесс личностного роста завершен, то человека уже ничего не может сбить с курса – все жизненные обстоятельства мы воспринимаем просто как условия своего совершенствования. Замечательная фраза Ф. Ницше «все, что меня не убивает делает сильнее» - именно об этом.

Однако для завершения процесса личностного роста человек должен совершить ряд важных усилий и справится с препятствиями на пути своего движения.


Одним из серьезных препятствий на пути к личностному росту является согласование собственных интересов и интересов окружающего социального мира. Социальное окружение даже самое доброжелательное все же предписываем нам нужные модели поведения. Проявить себя в мире людей искренне и подлинно сложно, и механизм тревоги играет в этом процессе торможения важную роль, возвращая нас на предыдущие этапы личностного роста.

Однако даже когда процесс личностного роста завершен, и мы преодолеваем все условности социального мира и пробуем на вкус свободу, мы сталкиваемся еще с одной группой препятствий, но уже экзистенциального толка – это основные проявления экзистенциального кризиса: страх одиночества, страх бессмысленности и страх смерти. Эти экзистенциальные препятствия ограничивают нас и мешают осуществлять свои замыслы в построении своего жизненного уклада. Важнейшим механизмом на этом этапе уже экзистенциального роста также играет механизм тревоги, но уже экзистенциальной…

Что будет, если мы не справимся с тревогой личностной и тревогой экзистенциальной?


Отказ от личностного роста приводит вот к таким последствиям:
· погружение в социальные условности
· невозможность самоактуализации – мы не способны выбирать себе лучшее
· проблемы в самореализации – мы делаем то, что нам предписывают и так, как нам предписывают

А в результате мы:
· по-настоящему не понимаем себя
· не понимаем других и не умеем выбирать себя людей для близких отношений
· откладываем реализацию собственных настоящих желаний, дел и поступков
· не реализуем себя и так и не создаем «свой мир» и живем в чужих мирах

Получается, что мы сталкиваемся с двумя группами сложностей – трудностей самоактуализации и трудностей самореализации. Традиционно эти проблемы хоть и являются близкими и практически всегда выступают в паре экзистенциально-гуманистических трудностей традиционно решались в психотерапевтическими технологиях гуманистической и экзистенциальной психотерапии. Тогда получалось, что для разрешения проблем самоактуализации человек должен был участвовать в гуманистической психотерапии и проходить какую-то гуманистическую группу, а для решения проблем самореализации нужно было проходить экзистенциальную психотерапию и экзистенциальную группу. Причина – методические трудности. Для проведения гуманистической и экзистенциальной психотерапии требуется создать различные условия.

И вот, дорогие друзья, в нашем Институте создана специальная методика экзистенциально-гуманистической групповой психотерапии. Методика пока еще отрабатывается, но уже показала ряд своих преимуществ.

Надежный способ справится и с проблемами самоактуализации и самореализаии пройти этот вариант экзистенциально-гуманистической группы с погружением. В ходе групповой работы ее ведущие создают условия, для того чтобы каждый участник смог решить свои задачи «гуманистического уровня» - задачи личностного роста, и задачи «экзистенциального уровня» - преодоление «управляемого» экзистенциального кризиса:
· увидеть, как социальные условности создают обыденность и рутину жизни,
· столкнуться с типичными проблемами своего жизнеустройства на границе между «Я» и «Социумом»,
· раскрыть свои жизненные перспективы,
· пережить и справиться с экзистенциальным кризисом,
· прожить на группе маленький кусочек жизни так, как не жил никогда,
· начать свой путь заново, сохранив все ценное,
· осознать экзистенциальное значение настоящего дела, любви и близости.

В чем же суть экзистенциально-гуманистической группы?
Группа в данном случае выступает безопасной средой для экспериментирования. И конечно учитывая, что группа экспериментальная приглашаются добровольцы без признаков пограничных расстройств!
Группа создает условия для погружения в два мира – мир человеческих отношений – мир социальный, а затем в своей «экзистенциальной части», где меняется размерность и правила группы, участники погружаются в модель бытия, где сталкиваются с «управляемым» экзистенциальным кризисом. Таким образом получается, что в этой одной группе участники смогут пройти два этапа работы и погрузиться в два психотерапевтических мира последовательно.

Ведущие группы:

Равиль Назыров — врач-психотерапевт, ректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, д.м.н..

Ко-терапевт в настоящее время определяется
3. Когнитивно-поведенческая группа

Дорогие друзья и коллеги!


Пережив в прошлом страдания, связанные с переживанием стресса, мы не только тревожимся по поводу реальных угроз, но имея низкую толерантность к неопределённости тревожимся по любому поводу – ведь окружающий нас мир не стремиться соответствовать нашим ожиданиям …


Мы идём по своей жизни постоянно совершенствуясь, используя жизненные ситуации для позитивного научения, которое помогает нам, становится все более компетентным и расширять возможность по достижению собственных целей в различных ситуациях. Мы расширяем диапазон своих поведенческих стратегий, приводящих нас к успеху. По ряду оценок поведенческий идеал современного человека может быть описан достаточно большим количеством отдельных поведенческих навыков – свыше 600!

В процессе совершенствования человек приобретает способность оценивать, описывать и прогнозировать события в окружающем мире, управлять своим поведением, формировать необходимые, для реализации собственных целей отношения с другим людьми. Важными составляющими успешности являются страсть и вовлеченность в собственную деятельность, умение планировать необходимые для достижения позитивного результата объёмы своей деятельности, Важным умением является реализовывать свои плана настойчиво, невзирая на трудности и провалы, проявляя при этом достаточную гибкость и коммуникативную изощрённость. С другой стороны, мы должны проявлять достаточную креативность, потому что рядом с нами свои цели реализуют и другие люди, которые могут успешно конкурировать с нами. Для реализации своих целей мы должны уметь формулировать свои интересы и доказывать ценностные ориентиры, которые смогут с нами разделить и другие люди. А ещё важна поведенческая и коммуникативная гибкость, опыт принятия ответственности, а также концентрация и удержание своей цели…

Однако для развития надёжной поведенческой успешности человек должен совершить ряд важных усилий и справится с трудностями и стрессовыми ситуациями на своём пути.

Как реализуется научение и формируются успешная модель? Получается это так: в своей жизни мы реагируем на внешние стимулы определенным способом и при этом вырабатывается определенная модель поведения и присущая исключительно нам и привычная только для нас реакция. Модель поведения вырабатывается вследствие закрепления, обусловленного основными типами научения – классическим научением, описанным И. П. Павловым, Э. Торндайком и Дж. Уотсоном, оперантным научением, описанном Б. Скиннером и социальным научением по А. Бандура. В настоящее время большой успех делают когнитивные теории - модели (А. Эллис, А. Бэк и др.), а также т.н. «третья волна» когнитивисткого подхода, которая пытается создать целостное описание поведения с учётом и других достижений психотерапии, философских и методологических достижений последнего времени.


Почему нарушается научение, и как мы становимся тревожными?


Как нарушается научение и формируется тревожность и тревожные расстройства? Когда трудности превышают наши возможности может начать закрепляться «неправильное» поведение. Возникает это в связи с тем, что при столкновении с потенциальной (реальной или предполагаемой) опасностью, сама когнитивная оценка опасности активизирует эмоциональный компонент (тревога); моторный компонент (готовность к поведению – нападению, побегу, оцепенение или обморок), физиологический компонент (адаптационные реакции, необходимые для преодоления угрозы), усиливающий действие моторного.

Если при столкновении с угрозой мы недостаточно хорошо подготовлены, то величина тревоги станет «отсекающей», иммобилизирующей и мы совершаем движение не в сторону преодолении угрозы (противостояние или убегание), а от неё (мы поворачиваемся к ней спиной), что приводит к усилению тревоги, а не атрибутирования ее в форме конкретного страха. Если такое неуспешное поведение несколько раз повторится, то тревожность из «нормального» уровня (норма в данном случае – ну бывают же тревожные и боязливые люди) начинает формироваться в спектр уже патологических симптомов тревожных расстройств. Когнитивная теория даёт объяснение даже по отдельным тревожным расстройствам.


Когнитивно-поведенческая модель тревожных расстройств.


«Неправильная» модель поведения или «неправильная» реакция и вызывают симптомы расстройства. Когнитивная модель тревожных расстройств сегодня неплохо описаны (Караваева Т.А. Васильева А.В., Полторак С.В., 2016) нашими коллегами:

- при фобиях имеется предчувствие физического или психологического ущерба в специфических ситуациях. Поведенческие и физиологические реакции на потенциальную «опасность» (отвержение, недооценка, неудача) могут мешать функционированию пациента до такой степени, что могут вызывать как раз то, чего он боится;

- пациенты с паническим расстройством склонны рассматривать любой необъяснимый симптом или ощущение как признак неминуемой катастрофы. Главной чертой людей с паническими реакциями является наличие убеждения в том, что их витальные системы—кардиоваскулярная, респираторная, центральная нервная—потерпят крах;

- в мышлении пациента с генерализованными тревожными расстройствами доминируют темы опасности, то есть он предполагает события, которые окажутся пагубными для него, для его семьи, для его имущества и для других ценностей. Тревожные индивиды испытывают трудность в распознавании сигналов безопасности и других свидетельств, которые уменьшают угрозу опасности.


Что будет, если мы не научимся стравляться с трудностями, а научимся тревоге?


Сбой в правильном научении приводит вот к таким последствиям:

  • погружение в мир тревожных состояний и проявлений, тревога вытесняет реальный мир...
  • реализации своих целей – мы не способны добиваться для себя лучшего…
  • снижается наша успешность – мы начинаем ориентироваться на чужие модели поведения, потому что между нами и своими целями стоит тревога.
  • мы так и не сумеем превращать тревогу в страх и границы наших возможностей постепенно сужаются, так как формируется и закрепляется ограничительное или избегающее поведение…

А в результате с нами произойдет вот что:

  • мы будем неспособны выдерживать неопределенность
  • мы будем убеждены, что наши беспокойства объективны
  • мы потеряем способность определять свои цели
  • мы не приобретём навыки решение собственных проблем

А в худшем случае, мы заменим все свои копинги на три самых неэффективных:

  • на когнитивное избегание (это фиксирует тревогу)
  • на сдерживание чувств (это усиливает тревогу)
  • на отказ решения проблем (это делает тревогу симптомом).

Получается, что мы сталкиваемся с тремя группами сложностей – 1) неправильным научением, 2) постепенно формирующимися личностными изменениями, затрудняющими возможность переучивания с «неправильного», проблемного поведения на «правильное» успешное, а также 3) снижением возможностей стратегий совладания (копингов), которые исключают саму возможность переучивания.


Как же запустить процесс научения в правильную сторону и справиться с тревожными расстройствами?


Для помощи человека, страдающему тревожными феноменами, в том числе тревожными расстройствами применяется когнитивно-поведенческая психотерапии, которая может позволить:

· выявить иррациональные когнитивные конструкции (автоматические мысли и их системы), которые вызывают тревожные состояния

· расширить возможности рефлексии, спектр совладающего поведения и увеличить свою компетентность и самоэффективность.

· осуществить замену через переучивание патогенных когнитивных конструкций на адаптивные и способствующие успешному поведению и развитию

· усовершенствовать стратегии личностного функционирования

· оптимизировать долгосрочные жизненные стратегии и образ жизни

· использовать полученный опты переучивания для формирования стратегий сохранения полученные результаты и распространить их на другие сферы поведения

· преодолеть тревожность и научиться привлекать близких людей для оптимизации своего образа жизни, пользоваться поддержкой и с благодарностью принимать помощь


Существующие стратегии индивидуальной когнитивно-поведенческой психотерапии имеют различную эффективность и, в частности, не очень хорошо справляются с тревожными состояниями, потому что тревожное поведение сложно, очень сильно определяется социальным контекстом, а также воспроизводиться в связи с существующей условной выгодой.


Больший эффект в преодолении тревожности и лечении тревожных расстройств сможет быть получен при проведении когнитивно-поведенческой психотерапии в условиях специальной группы. Когнитивно-поведенческая группа сможет создать условия для дозированного переучивания в безопасных условиях. В группе воспроизводятся модели ситуации поведенческих и социальных угроз, которые могут создавать условия для дозированного преодоления и разрушения поведенческих стереотипов.


И вот, дорогие друзья, в нашем Институте успешно разрабатывается специальная методика когнитивно-поведенческой групповой психотерапии. Методика групповой психотерапии уже успешно применяется в реальной клинической практике, и показала ряд своих преимуществ по сравнению и с индивидуальной когнитивно-поведенческой психотерапией и также по сравнению с другими методами групповой психотерапии.


Надёжный способ осуществить переучивание и обеспечить устойчивую систему поведения, способствующую преодолению тревожности – это пройти этот вариант когнитивно-поведенческой группы. В ходе групповой работы ее ведущие создают условия, для создания креативной «переучивающей среды», которая позволит каждому участнику осуществить свой собственный компетентностный скачок в формировании поведенческой успешности:

· выйти из замкнутого круга негативных мыслей

· остановить поток сомнений и тревог, отравляющих жизнь

· перестроить свое мышление, чтобы лучше понимать себя и не усложнять жизнь и отношения

· научится самостоятельно проводить анализ проблемной ситуации и находить для нее лучшие решения

· понять причины и справиться с охватывающей тревогой, появляющейся в сложных жизненных ситуациях

· попробовать новые для себя формы поведения, которые помогут сделать жизнь комфортнее, а достижение целей реальным

· Освоить различные техники помощи себе и управления своим состоянием

· в условиях группы, которая хорошо моделирует условия воспроизводящие тревожность определить тип ситуаций, запускающий симптомы,

· столкнуться с собственными проблемными стратегиями поведения с условий социального функционирования, вызывающими тревожность,

· расширить систему совладающих поведенческие стратегий, меняющих возможности,

· пережить неуспешность и сформировать эффективные модели поведения,

· научиться надёжно преодолевать тревожность, как препятствие,

· научиться использовать тревогу как ресурс,

· сформировать позитивные жизненные цели сделать первые шаги по их достижению

· повысить качество своей жизни.


Такое качество эффекта невозможно в условиях индивидуальной когнитивно-поведенческой психотерапии, в связи с тем, что индивидуальная психотерапия предлагает справляться с ситуациями, которые возникают в жизни, вне психотерапевтического кабинета. Отчасти эту проблемы решают традиционные домашние задания, но их возможности ограничены, поскольку они касаются реальных жизненных обстоятельств, возможности экспериментирования в которых чрезвычайно ограничены. Когнитивно-поведенческая группа представляет реальный, но безопасные поведенческие модели в социальном контексте.


В чем же суть когнитивно-поведенческой группы?


Группа является активной обучающей и «переучивающей» безопасной средой для когнитивного, поведенческого и эмоционального экспериментирования.

Группа создаёт условия для соприкосновения с двумя мирами – миром поведения участников группы и миром социальных отношений, который является социальным контекстом поведения, позволяющего находить модели патогенных ситуаций, преодолевать их и изменять социальный контекст собственного поведения (изменять собственное поведения, изменять модели взаимодействия с другими и изменять особенность социального окружения). Таким образом получается, что в этой одной группе участники смогут осуществить две плоскости научения: 1) детально изучить и исправить свои поведенческие нарушения, а также 2) научиться влиять на социальный контекст собственного поведения, воспроизводящего тревогу.



Ведущие группы


Ирина Бубнова — клинический (медицинский) психолог, куратор направления «Клиническая (медицинская) психология» Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского.


Ко-терапевт в настоящее время определяется

4. Групповой анализ

Бывает так, что тревога мешает нам понять себя и осознать причина своих трудностей и не позволяет человеку отказаться от невротического поведения


Мир современной психологии и психотерапии стремиться к упрощению. Пытаясь справиться с трудностями, мы стремимся найти причину наших проблем в других людях и во внешних условиях, хотя интуитивно понимаем, что трудности и причины тревоги находятся где-то в глубине души, в мире бессознательных импульсов и процессов, которые имеют неочевидную логику копирования проблем, трудностей и симптомов. И таким образом, убегая в социальные условности, мы теряем свою личность, ее подлинные, а не декларируемые интересы.

Если присмотреться к своему поведению, то открывается удивительная и зачастую пугающая картина, что в той или иной мере наше поведение, реакции, особенности выбора представляют из себя гремучую смесь переносных и контрпереносных реакций, психологических защит и других непостижимых глубинных процессов, необходимость осознания которых имеет абсолютную значимость для собственных изменений и выбора своего жизненного пути. Сложностей добавляет и тот факт, что и окружающие нас люди также находятся в плену своих иллюзий, обусловленных переносными и контрпереносными явлениями, психологическими и невротическими защитами, а также другими глубинными процессами.

В такой ситуации, когда мы плохо осознаем, что является причинами нашего проблемного поведения, «осознанные» способы психотерапии и психологической помощи носят ограниченный характер. Сколько бы мы ни стремились улучшить свое поведение и не тренировались разрешать конкретные трудности, проблемные поведенческие стереотипы и патологические типы эмоционального реагирования, они вновь воспроизводятся, зачастую опережающими темпами. Для кардинального разрешения трудностей необходимо вначале углубиться в разрешения фундаментальных причин трудностей. Невроз можно лечить годами поверхностно, но вылечить невроз можно только через «ликвидацию» внутриличностного, интрапсихического причинного механизма невроза с оформленными клиническими симптомами или невротическим поведением без симптомов. Большинство повторяющихся психологических трудностей представляют из себя фактически «бессимптомный» невротический механизм.


Что будет если не устранить неосознаваемый механизм воспроизводства невротических феноменов и в первую очередь воспроизводства тревоги?


Отказ от проработки неосознаваемых причин тревоги и невротических трудностей приведет к следующим последствиям:

  • психологические трудности постоянно воспроизводятся
  • мы не способны выбирать себе лучшее, потому что в ключевые моменты вновь появляется типичная проблема или симптом
  • при выборе вести себя как хочется, или как предписывают окружающие – мы делаем то, что нам предписывают, потому что нас к этому подталкивают симптомы или повторяющиеся проблемы

А в результате мы:
  • каждый раз повторяем свои ошибки
  • выбирая людей для близких отношений, каждый раз ошибаемся в выборе
  • понимаем, что, выбирая людей и отношения мы находимся в плену сходных моделей поведения, зачастую напоминающих поступки наших родителей
  • не реализуем себя и каждый раз повторяем одни и те же попытки и совершаем одни и те же ошибки


Получается, что мы сталкиваемся с очень важной, можно сказать фундаментальной проблемой – наличие явного или скрытого невротического феномена приводит к воспроизведению повторяющихся проблем и/или воспроизводству невротических проявлений, главным из которых является усиление тревоги, вплоть до возникновения симптомов т.н. тревожного спектра.
Тогда получается, что для разрушения такого механизма, воспроизводящего невротическое поведение и симптомы нужно найти и разрушить бессознательный невротический механизм. Для этого традиционно применяется программы психодинамической и психоаналитической психотерапии. При длительно протекающих настоящих невротических расстройств нужно проведение долгосрочной психотерапии. Групповой психоанализ, групп-анализ является замечательным ресурсом, который ускоряет процесс лечения.

И вот, дорогие друзья, в нашем Институте в рамках Апрельского семинара проводится специальная группа – групп-анализ.


Что такое групповой анализ


Групп-анализ представляет собой сочетание групповой терапии и интерпретативных психоаналитических техник. По сути, в этой группе, где все участники являются равноправными ко-терапевтами, происходит перекрестный анализ бессознательных процессов. В работе задействованы и бессознательные процессы ведущего группы, поэтому его роль не является нейтрально-отстраненной и исключительно организующей работу в группе.


Все участники используют внутригрупповые коммуникации для анализа собственных проблем. В отличие от индивидуальной терапии, при данном методе работы возможно исследовать особенности своих коммуникаций с другими участниками, а не только с ведущим. Эта работа позволяет каждому участнику осознать в той или иной мере особенности своих переносных и контрпереносных реакций, специфику психологических защит и иные глубинные процессы, необходимость осознания которых имеет абсолютную значимость для собственных изменений.

Защиту в группе обеспечивает ведущий, который дает своевременные интерпретации, пластично направляя работу участников, своевременно акцентируя те или иные позиции и находясь в то же время в равноправных, а не властно-авторитарных отношениях со всеми.

В силу того, что групповое взаимодействие способствует более интенсивному аналитическому процессу, чем индивидуальная терапия, время для исследования каждым участником своей индивидуальной личностной проблемы сокращается. Это, бесспорно, одно из преимуществ по определению долгосрочной глубинно-ориентированной терапии.




Ведущая группы:
Екатерина Базарова — врач-психотерапевт, психоаналитический психотерапевт, Председатель регионального психотерапевтического сообщества Республики Карелии, Заслуженный врач Республики Карелия, старший преподаватель кафедры неврологии и психиатрии Медицинского института Петрозаводского государственного университета, преподаватель Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского.

Персоналия ко-терапевта в настоящее время согласовывается.
5. Экспериментальная психотерапевтическая группа «Я и мое родительство»
В экспериментальной психотерапевтической группе «Я и мое родительство» создается безопасное пространство, где участники исследуют свое родительство и проблемы связанные с этим важнейшим процессом в жизни каждого большинства людей. Участие в этой группе позволяет переосмыслить свою родительскую позицию, планы на беременность и роды, вынашивания беременностей, отношения с детьми, трансформацию стратегий взаимодействия с детьми, подготовимся к следующим этапам их взросления.

Тренинг наполнен игровыми техниками, интересными заданиями, помогающими упражнениями, обсуждениями.

В группе используются нарративные техники, арт-терапевтических методики, приемы инструментов из гештальт-терапии, элементов психодрамы.
Участие в группе позволит овладеть новыми способами общения и методами разрешения конфликтов с детьми.

Это экспериментальная модель психотерапевтической группы.
6. Группа телесно-трансовой психотерапии

В тревоге мы можем «потерять» контакт с собственным телом или даже «потерять» своё тело!


Наш жизненный путь предполагает целостное развитие с опорой на благополучие. Биологические особенности и телесные реакции очень тесно связаны с психологическим функционированием и социальным взаимодействием. Представления о телесности и психологии телесности очень непросто прокладывают себе дорогу в науке о психическом, в том числе и потому, что современный человек в большей степени интересуется когнитивными явлениями, объяснением интеллектуальных функций и познавательных процессов. К телу и особенностям телесной жизни мы часто относимся как к чему-то второстепенному, «архаичному», «животному».

Но все наши возможности в самореализации, целеполагании и качестве социального функционирования в значительной и часто неосознанной мере основываются на качестве телесного функционирования. Мы это хорошо помним, оставаясь в одиночестве, но забываем в момент социального взаимодействия, часто обращая внимание на свои телесные особенности только в момент телесных недомоганий или когда интенсивность наших социальных контактов превышает ресурс наших телесных возможностей.

Здоровый человек в процессе гармоничного развития обретает возможность оценивать, описывать и прогнозировать собственные телесные проявления, управлять своей физической активностью, использовать организм и телесные возможности как мощный ресурс, обеспечивающий качество психосоциального функционирования и благополучия. «Вторичность» телесного функционирования и «вторичность» телесных реакций только кажущаяся. Проведенные С. Томкинсом эксперименты с влиянием мимических проявлений на эмоциональное состояние впоследствии позволили П. Экману разработать системы кодирования лицевых проявлений для проведения диагностики эмоциональных состояний, а также обосновать и обратный процесс — моделирования эмоционального состояния путем определенных мимических упражнений. В таком подходе формирование телесной гармонии является важнейшим фактором, который определяет качество психологического функционирования и позволяет рассматривать наше тело как важнейший инструмент психологических изменений.

Ещё более глубоким является представление о теле как хранилище всего накопленного прошлого чувственного опыта: мотивации, ценностей и смыслов. Современные взгляды на человеческую телесность предполагают динамическое функционирование всего многообразия опыта в динамике и статике телесного функционирования. Человеческая телесность понимается как результат процесса онтогенетического, личностного развития и выражает культурную, индивидуально-психологическую и смысловую составляющие уникального человеческого существования.

Большой интерес исследований последнего времени направлен на изучение психологического смысла спонтанных движений, организующихся во взаимодействии организма и окружающего мира. Способность к переживанию собственной телесности в среде и социальном окружении рождает способность телесного «резонирования», что создает условия для большего понимания и исследования взаимовлияния в системе «организм–среда».

Почему утрачивается связь тела и психики


При значительных переживаниях, превышающих наши возможности, в небезопасных социальных условиях закрепляются «неправильные» телесные реакции, не позволяющие осуществлять естественное функционирование психических процессов в теле. Психические проявления как бы «застревают» в теле, а тело «закрепощает» свободное выражение эмоций и мыслей.
Нарушения телесности, образовавшиеся на фоне разрушенного по какой-то причине контакта человека с самим собой, средой обитания и социальным окружением, утрата сложившихся способов взаимодействия не только приводят к телесным расстройствам, но существенным образом искажают смыслы телесных посланий самому себе и окружающему миру.

Нарушение взаимосвязи организма человека со средой принимает форму непроявленных эмоций и других психологических феноменов, затрудняет естественные психологические механизмы телесности, что проявляется в отказе от осознания внутренних импульсов, утрате психологического содержания и расстройстве спонтанных движений и естественной телесной семиотики.

О телесной модели тревожных расстройств и трудностях ее создания


Впервые взаимосвязь психических и соматических процессов отмечалась еще философами античного мира, где нашему телу отводилась важнейшая роль оформления духовных проявлений, единства материи и формы, души и тела, что в античной медицине рассматривалось в качестве важнейшего понимания холистической сути нормы «душа — форма тела» (Аристотель) и болезни «нет отдельно болезней тела и болезней души» (Платон). Основоположник современной психотерапии Зигмунд Фрейд подчёркивал взаимосвязь психического и телесного, когда нарушения психического функционирования отражаются в теле пациента в виде различных симптомов. В этом процессе значительное место также отводится тревоге как невротическому феномену, не позволяющему соприкасаться с реальными чувствами и собственным опытом.

Продолжив эту линию, Вильгельм Штекель разработал концепцию соматизации при невротических расстройствах, показав удивительное сочетания вытесненных переживаний и телесных симптомов. Такое вытеснение также оставляло тревожные следы в сознании, свидетельствую о самом факте вытеснения важного, личностно-значимого материала. В дальнейшем, основываясь на работах своих предшественников, Франц Александер предпринял мощнейшую атаку на психосоматические заболевания, разработав теорию специфического эмоционального конфликта (увязывающего типы непроявленных эмоций с типами соматических расстройств и нарушениями телесного функционирования). Здесь тревоге также отводилась значительная роль как механизму, запускающему, в частности, сердечно-сосудистые заболевания. В интенсивной форме психоаналитическая практика включает, наряду с интерпретативными техниками, методику эмоционального корригирующего опыта, которая позволяет не «убегать», а идти навстречу тревоге, находить ее вытесненные компоненты и давать ей возможность преобразоваться в страх. В этом смысле интенсифицированная психоаналитическая практика Ф. Александера была «более телесной» в сравнении с традиционные техниками анализа.

Однако теория специфического эмоционального конфликта не получила планируемых практических результатов, и интересы профессионального сообщества, работающего с соматическими заболеваниями, обратились к работам Вильгельма Райха. Райх высказал предположение, что эмоциональные конфликты не только проявляются через телесность, но и формируют специфические телесные (мышечные) «зажимы». Эти представления положили начало формированию телесно-ориентированной концепции и телесно-ориентированной психотерапии, которая в своем развитии опирается на изучение психики человека посредством исследования телесных проявлений и явлений телесной «биоэнергетики». В дальнейшем эта линии телесной практики стимулировала развитие телесно-ориентированной психотерапии А. Лоуэна, которая оформилась в самостоятельное неосновное направлении психотерапии, отчасти подпитываемое теоретическими концепциями разнообразных телесных практик, а также теориями основных методов психотерапии, заимствуя у них отдельные объяснительные схемы. Тревога в этих подходах рассматривается как непроявленная специфичная эмоция и связанный с ней содержательный психологический материал.

Имеющиеся исследования показывают тесную взаимосвязь механизмов соматизации и развития соматических заболеваний с нарушениями психологического функционирования, в частности с типами поведенческой активности (Ф. Донбар и Р. Розенманн), явлениями алекситимии (П. Сифнеос), нарушением структуры защитно-совладающего поведения и копингов в первую очередь (М. Фридман, Р.С. Лазарус). Большой вклад в понимание связи тела и психики внесли отечественные ученые — И.П. Павлов, И.М. Сеченов, Р.К. Анохин, Б.Д. Карвасарский, Ю.М. Губачев, Ф.З. Меерзон и др.

Вместе с тем, несмотря на значительные успехи в развитии этой области медицины и психологии, надежной системы, которую можно было бы положить в основу телесно-ориентированной психотерапии, в настоящее время нет, как нет для нее и надежной собственной теоретической концепции.

Психотерапевтическая работа в области телесно-ориентированной практики опирается на концепции, недалеко ушедшие от представлений А. Лоуэна о биоэнергетике тела, или упрощенные объяснительные схемы типа «подавления эмоций». Более обоснованным является работа феномена тревоги, которая объясняется теориями основных направлений психотерапии и может быть направлена на осознание причин ее возникновения, поведенческое научение телесным стратегиям, снижающим тревогу, или накопление опыта преодоления фрустрации.

Таким образом, стройной теории тревожности в рамках телесно-ориентированной психотерапии пока не создано. Это связано, возможно, с тем, что основные «большие» психотерапевтические методы как бы «забывают» о теле, а психология телесности пока не наработала надежных объяснительных схем, позволяющих связывать психологические явления, в частности тревожность и проявления тревожных расстройств, с нарушениями телесного функционирования.
Телесная практика в таких условиях в значительно большей мере, чем другие психотерапевтические подходы, опережает теоретическое обоснование, а это значит, что нашей задачей становится поддержка эффективного телесно-ориентированного психотерапевта и помощь в создании объяснительной схемы тревожных механизмов с позиции телесно-ориентированной психотерапии, значение которой для психотерапевтической помощи в области соматической медицины трудно переоценить.

Что будет, если мы не добьемся гармонии души и тела в борьбе с тревогой?

 

Нарушение телесно-психологических соотношений при тревожных состояниях приводит вот к таким последствиям:
  • тревога нарушает нашу телесность, и мы теряем радость от взаимодействия со своим телом...
  • мы чувствуем телесное и физическое неблагополучие при отсутствии реальных соматических расстройств…
  • снижается наша успешность — мы начинаем все чаще ориентироваться на телесные недомогания и отказывается от интересных дел…
  • мы так и не позволяем себе исследовать реальные трудности, закрываясь от них неприятными ощущениями в теле…
  • наши психологические затруднения становятся менее понятны из-за явлений соматизации…
  • в нашей жизни снижается выраженность «положительных» чувственно-эмоциональных переживаний…
  • мы труднее справляемся с жизненными трудностями и стрессами.

А в результате с нами происходит вот что:
  • в ситуации неопределенности мы начинаем чувствовать себя плохо физически;
  • наши беспокойства приводят к телесным недомоганиям;
  • мы отказываемся от своих целей из-за физического неблагополучия;
  • у нас накапливаются нерешенные проблемы из-за озабоченности телесным дискомфортом.

А в худшем случае мы:
  • чувствуем постоянную усталость…
  • не включаемся в реальное взаимодействие из-за снижения телесного ресурса…
  • отказываемся от выгодных предложений из-за ощущения физического неблагополучия.
Получается, что мы сталкиваемся с тремя группами сложностей нарушения единства тела и психики:
1) мы себя физически плохо чувствуем;
2) мы теряем возможность распознавать чувства, лежащие в основе интересов, ценностей и мотивов;
3) мы отказываемся от своих интересов из-за физического дискомфорта.

При этом длительное физическое неблагополучие может привести и к развитию реальных соматических заболеваний!

Как же побороть телесные последствия тревоги?


Для помощи человеку, страдающему тревожными феноменами, в том числе тревожными расстройствами, сопряженными с нарушением телесности, применяют телесно-ориентированную психотерапию, которая может позволить:

1)   исследовать собственную телесность в условиях модели окружающей среды и социального окружения;
2)   осознать личностное содержание телесных проявлений в условиях социального взаимодействия и окружающей среды;
3)   научиться вербализовывать психологическое содержание телесных дисфункций и телесного оформления психологических трудностей;
4)   создать условия для обеспечения процессов взаимодействия тела и психики при решении личностных задач (телесно-личностная и личностно-телесная коммуникация), что позволит обеспечить «возвращение» тела и управление телесностью в условиях модели жизненного функционирования;
5)   сформировать психотерапевтическую гипотезу взаимосвязи тревожности и тревожных расстройств с нарушением телесного функционирования;
6)   обеспечить проработку нарушений телесно-личностного функционирования в условиях модели социального функционирования и окружающей среды;
7)   способствовать развитию саногенетического процесса формирования здоровой и ресурсной телесности в условиях модели социального функционирования с учетом явлений окружающей среды.

Такое качество эффекта невозможно в условиях индивидуальной телесно-ориентированной психотерапии в связи с тем, что индивидуальная психотерапия предлагает справляться с ситуациями, которые возникают в жизни, вне психотерапевтического кабинета. Телесно-ориентированная группа же предоставляет необходимые условия для формирования безопасных моделей социального функционирования в контексте окружающей среды. Вместе с тем сама практика телесно-ориентированной групповой психотерапии, несмотря на убедительные терапевтические результаты, имеет определенные ограничения.

К числу таких ограничения можно отнести следующие.
1.   Трудности в формировании понятной связи телесных, психологических и социальных явлений, в том числе и вследствие феномена психофизического параллелизма (относительной независимости биологических и психических явлений), психологических защит и других механизмов психологической адаптации
2.   Высокая доля мистицизма в объяснительных схемах телесно-ориентированной психотерапии, берущих свое начало от концепций основоположников телесно-ориентированного направления в психотерапии (В. Райх, Р. Лоуэн).
3.   Сложность самих участников групп в поиске объяснений причин телесно-личностных нарушений и проблем в области психологии телесности, которые по-настоящему трудны и становятся совсем малопреодолимыми при формировании сложных симптоматических комплексов, включающих тревогу и нарушения телесности.

С нашей точки зрения, для повышения эффективности телесно-ориентированной психотерапии может быть использован современный инструментарий трансовых технологий и практик формирующейся клинической гипнотерапии.

 В чем же суть телесно-трансовой группы?


Группа является активной системой для исследования проблем связи телесных нарушений и тревожных состояний в безопасных условиях для телесно-ориентированной работы и экспериментирования с трансовой фасилитацией личностно-телесных и телесно-личностных феноменов. Группа создает условия для соприкосновения с двумя мирами — миром телесных проявлений участников группы и миром трансовых экспериментов, усиливающих эффекты телесно-ориентированной психотерапии, погруженных в социальный контекст с возможностью находить модели патогенных ситуаций, проявляющиеся в феноменах телесной дефицитарности, рефлексировать, осознавать и преодолевать их в условиях модели социальной среды.

Ведущие группы:

Наталья Минникаева — клинический (медицинский) психолог, завуч и куратор направления подготовки «Телесная, трансовая и неоповеденческая психотерапия» Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского.

Ко-терапевт в настоящее время определяется
7. Психотерапевтическая группа интегративной Арт-терапии
Пандеми́я COVID-19, вызванная распространением коронавируса SARS-CoV-2, внесла значительные изменения в нашу жизнь. Изменились наши социальные планы и социальные правила. И это очень заметные изменения. Но есть еще фактор, который не всегда заметен, но также сильно влияет на качество нашей жизни — это снижение уровня нашей креативности и игнорирование («подавление», «отстранение») наших чувства и эмоции. Однако пусто место не бывает: за отказ от проживания и проявления чувств мы платим интенсификацией тревожности. Тревожность как сложный психологический феномен может заменить практически все человеческие эмоции и при этом сделать человека фактически бесчувственным. Речь, конечно, идет о патологической тревоге, которая иногда кажется незаметной, но присутствует и у сторонников, и у противников разных взглядов на пандемию. Она может переродиться в физиологические эквиваленты («мои ноги гудят», «все мое тело напряжено», «я волнуюсь») или даже соматизироваться, награждая своих хозяев целым спектром соматоформных дисфункций.

Тревога — чувство «антиличностное». Прошлое, настоящее и будущее выступают источниками неопределенности: будущее создает повод для «беспокойства», так как не все про будущее можно предусмотреть; настоящее создает повод для «неусидчивости», когда мы получаем несколько противоречивых сигналов или противоречивую информацию, а прошлое может оформляться в «тяжелые» воспоминания и «гудение нервов».

Как же выглядит тревога?

Тревога — сложный клинико-психологический феномен, включающий в себя в разных долях «скрытые» эмоциональные проявления, неприятные мысли, «заторможенные» поступки, физиологические ощущения — перемешанные и «прокисшие», приводящие к странным, плохо рефлексируемым дисфоричным состояниям. Из таких состояний формируются вегетативные телесные реакции и симптомы: «тянет» в челюстях, пробегают импульсы по рукам и ногам, холодеют конечности, сбивается ритм дыхания, обдает «жаром» и пр.
Людям, которые переживают такие явления, трудно сосредоточиться и трудно организовать свою деятельность.

Что будет, если мы не справимся с тревогой?

Оставаясь с тревогой, мы теряем ориентиры в жизни, потому что теряем контакт с собственными чувствами, со своим телом, с жизнью. Мы по-настоящему не понимаем себя, не понимаем других. Человек, охваченный тревогой, не может расставлять приоритеты и делать выбор, следовательно, у него возникают нарушения при реализации жизненных планов. На следующем этапе люди переводят тревогу в устойчивый телесный симптом или даже навязчивость. Возможны развитие зависимого поведения, нарушения психической саморегуляции, «расщепление», аффективные взрывы.

Ф. Перлз предложил следующую гипотезу: тревога — это возбуждение, которое потеряло свою форму. Тревога — это «срыв контактного процесса». Мы помним, что по базовому образованию Ф. Перлз был врачом-неврологом, поэтому он максимально практичен.

Одним из подходов, работающих с формой в прямом смысле, является арт-терапия. Арт-терапия — это направление в психотерапии, основанное на применении для лечения искусства и творчества в различных формах. Арт-терапия позволяет выражать то, что невыразимо словами. В жизни нашей много такого, что передать словами мы не можем. Например, мы не можем найти форму выражения «утраченных» чувств. Именно в этом кроется причина наших душевных проблем. Выражение себя, обретение формы выражения чувств — один из способов душевного исцеления.

В чем же суть арт-терапии?

Занятие арт-терапией «исцеляет» уже по факту того, что вы делаете. Арт-терапия использует язык цвета, символов и образов вместо привычного вербального языка. Арт-терапия мультимодальна. Это и изобразительная — художественная модальность, это и работа с пластичными материалами, такими как глина, пластилин. Арт-терапия использует и танец, и психодраму, где мы можем выразить и осознать себя через движение. Арт-терапия — это и работа с маской, это и инсталляция, и перформанс, и даже шаманский ритуал — это тоже арт-терапия.
Арт-терапия позволяет обратиться к внутренним ресурсам, которые были до сих пор не востребованы. Во время работы группы мы будем двигаться от плоского рисунка к объемному изображению, от «Я» к «МЫ», от личного — к коллективному. И конечно же, от статической формы — к движению, тем самым взаимодействуя с разными слоями психики.
Арт-терапия — прекрасный инструмент эмоциональной саморегуляции и управления настроением, способный справиться с тревогой и помогающий вернуться к подлинным чувствам, истинным взглядам и настоящим поступкам.
Арт-терапия является «инсайт-ориентированной» методикой, то есть она нацелена на достижение инсайта. Часто человек, рассматривая, анализируя свое творение, сам понимает что-то такое о себе и своей проблеме, чего не скажет ему психотерапевт.

Основные вопросы и возражения, которые задают потенциальные участники арт-терапевтической группы

«Я не художник». Здесь перед нами стоит совсем иная задача: выплеснуть, проявить, оформить, творчески выразить все накопленные эмоции и переживания, чтобы улучшить состояние своего здоровья и избавиться от последствий стресса.
«Почему группа?». Арт-терапевтическая группа — это среда творчества. Это творческая арена, открытая студия. Это и не терапия, и не художественный кружок, а креативное пространство, где участник может почувствовать себя творцом. Занятие арт-терапией в группе — это способ развить эмпатию, способность понимать себя и других людей; оно всегда стимулирует перемены в личной жизни и отношениях.

Участие в группе предполагает ежедневное посещение. Для выбравших арт-терапевтическую группу она становится основной, и через творческое участие в ней вы сможете освоить все измерения нашего Семинара. Группа закрытая, т.е. состав группы будет постоянен в течение всех дней ее работы, что создаст атмосферу доверия и безопасности. Мы будем работать и с классическими упражнениями арт-терапии, и с личными запросами участников группы. Развитие группы будет происходить постепенно, от индивидуального к общему, и каждый сможет проявить себя не только в индивидуальной работе, но и в коллективном творчестве, познакомиться с другими участниками группы.

За время работы группы мы будем использовать разные техники, в том числе рисунок и лепку, исследовать свои чувства, двигаясь от плоского к объемному. Завершится группа работой с маской. Каждый сможет создать своего героя и не просто создать, а проявить его в совместном действии — разыгрывании мини-спектакля, сценарий которого будет написан самими же участниками, т.е. вами, уважаемые друзья. Этот спектакль будет первым шагом в новой жизни, полной творчества, подлинных переживаний и настоящих поступков.

Ведущий группы:

Петр Васильевич Москалев — клинический (медицинский) психолог, известный Петербургский психотерапевт, арт-терапевт, преподаватель Института психотерапии.
8. Группа спонтанного мифодизайна

В основе повторяющихся трудностей или формирования расстройств может лежать особым образом сконструированный личный «негативный» (проблемный, невротический) миф!


Это можно представить себе так: современный человек в значительной мере живет в мире информации. Информация оживает, и все больше и больше людей воспринимают ее, как «живые» или «оживающие» потоки, состоящие из различного типа сообщений – вестей, посланий, высказываний, образов и зачастую личностно-значимых, зачастую травматичных. В восприятие личностно-значимой информации все более включаются тело, переживания, эмоции, чувства. Оживающие потоки информации берут на себя функцию «внешних нервных окончаний», создавая знаки, знамения, смыслы, символы, сплетая в узор единой нервной ткани все человечество, и постепенно обращая его в целостное информационное существо. «Человек разумный» (Homo sapiens) – только лишь «разумный» – постепенное завершает свой путь… и переходит в свое новое эволюционное состояние, становясь «Человеком информационным» (Человеком коммуникативным») – Homo informaticus (Homo communicatio).

И поздно, слишком поздно «сапиенсам» что-либо пытаться предпринимать – уже нарождаются на свет миллиардные системы коммуникаторов их информационных личностей. «Человек информационный» - главное действующее лицо XXI века! Поэтому именовать его просто - Герой (это относится и к мужчинам и женщинам). Каков же внутренний мир у нарождающегося информационного Героя? Созданная на перекрестьях информационных потоков внутренняя сущность «Человека информационного» (Человека коммуникативного) не реалистична, она адаптирована не под объективную реальность, а под сложенные вместе информационные поводы.

Наши переживания не имеют отношения к реальной жизни. Наши страдания не имеют отношения к реальной жизни! Наша тревога – это не трудности в понимании реальности, а трудности в понимании информационного процесса, который мы воспринимаем по TV-каналам, в интернете, в социальных сетях. Вброшенная ложная информация лишает нас сна! Герой, в отличие от своего предшественника «сапиенса», легко принимает потоки «живой информации», и поэтому постоянно совершает удивительные открытия. Так, вглядываясь вглубь самого себя, Герой обнаруживает, что душа - не просто теологический, духовный, психологический, философский термин, а это нечто такое, что является на самом деле неизведанным и громадным информационным «пластом», что – это мощная залегающая в недрах психики таинственная космическая магма.

А за пределами души, где-то рядом, но отдельно, залегают информационные пространства «Я», сознания, личности, а затем - открывается таинственное пространство коллективного бессознательного, в нем до горизонта и за горизонт подобно доменам в интернет разместились миры других «Я», и все «Я» взаимно сплетены в «связи связей», образуя самое грандиозное для понимания пространство. К.Г. Юнг назвал его «мировая душа» (anima mundi) …

Что такое личный Миф?


Со временем это «пространство озарений и мглы» формируется внутри в монолитно целый, самостоятельный, «мерцающий» мир - так Герой обретает собственное мифологическое пространство – личностный Миф.
Миф - это прежде всего выработанное идеальное представление, которое затем воплощается, по блестящему определению философа А. Лосева – в реальную до телесности действительность. Миф рождает процесс мифологизации – когда идеализированное представление максимально совмещается с идеальным его воплощением. Весь процесс мифотворчества ориентирован на обретение «реальности мифа» - в буквальном смысле на его материальное воплощение… и как это не парадоксально звучит в этой статье речь пойдет о путях достижения мифологической реальности. Гегель заявил – идеи движут миром, а философ-математик Налимов убедительно показал, что «человек – это самоорганизующийся текст». В этом смысле личный Миф – это интимный, не вполне осознаваемый гипертекст, управляющая метафора сознания Героя.

Как создается наш личный Миф?


Личный Миф проявляется как суммарный продукт пережитого и описанного опыта, в контексте влияющих «окружающих» текстов близких и неблизких, но значимых людей, важных событий, а также миллиардов текстов - звуков-слов-знаков-букв… вращаются во вселенной человечества, управляя экономикой, политикой, социальными статусами граждан. Некоторые тексты человечество скорей всего не постигнет никогда. Другие же тексты – проявились и стали великими - Библия, Коран, Мантры, научные откровения о силах и ресурсах Природы, и еще многие тексты пока спрятаны, скрыты, свернуты в природе, вещах, предметах, времени и пространстве и ждут своего часа… В каждом человеке есть генеральный текст, управляющий текст.

Как формируется «негативный» Миф?


«Негативный» Миф формируется как следствие пережитого опыта неспешного опыта и/или описанного в некорректным тексте. Это Миф делающий человека несчастным…  

Как перенастроить свой личный Миф и как сделать его источником достижений, успеха и счастья?


Личный Миф может быть перестроен, изменён, оптимизирован. Для этого можно принять участие в группе спонтанного мифодизайна, которая решает несколько задач:

Задача 1: развернуть в глазах общества вектор мифа в противоположную сторону то есть доказать, что Миф не уводит в беспочвенные иллюзии, а является моделью воплощения идеала, мечты, и содержит конкретные возможности их воплощения в реальность, доказать, чтобы тем самым каждый мог бы стать Героем и подарить себе Новую реальность.

Задача 2: провести исследования и описать модель «внутриличностного вектора тягловой силы жизни», который ведёт человека по жизни. Эта сила всегда есть и существует в каждом. А. Маслоу описывал ее суммой мотиваций, К. Юнг - процессом реализации архетипов, З. Фрейд - удовлетворением сильного влечения.

Задача 3: не избегая творческих мук, уметь творить идеальные представления, и уметь воплощать их в реальность.

Задача 4: обретение «родного мифа», а не навязанного текстами, обществом или обстоятельствами – помочь Герою совершить путешествие в глубину своей психики подобно «вхождению в плотные слои атмосферы» - чтобы достичь, обрести внутри собственной необъятной психики "родную территорию", и там ощутить свою духовную ось, уходящую в глубину древа рода.

Что такое группа спонтанного мифодизайна?


Группа в своей основе - коллективный мифогенератор, генератор духа Героя. Группа, к помощи которой прибегает Герой, чтобы обрести свою мифологическую историю – это модель племени. Обыкновенного первобытного (например, эскимосы, австралийские аборигены) члены которого живут единой нервной системой и в полном слиянии с природой окружающей действительности. Задача группы – обратная связь. Беспощадная и бесстрастная обратная связь. Группа - индикатор. В духе группы изначально заложена беспощадная критика, и эта критика – как красная предупреждающая лампа, которая со временем, по мере обретения Героем своей подлинной истории, меняет цвет «с красного на зеленый»: по мере того как складывается миф, протестные настроения группы перерастают в одобрение и общее принятие, что является естественным триумфом Героя и его Мифа.

Как проводится группа спонтанного мифодизайна на Апрельском семинаре 2022 года?


Группа будет работать в два этапа – две фазы.
На первой фазе в течение первого трех дней, группа будет трудиться как спонтанный мифогенератор над созданием личных Мифов участников группы.

На второй фазе группа предпримет усилия по созданию обобщенных мифов организаций, уже есть две заявки – миф Лаборатории Психотерапевтической лингвистики Института психотерапии, вторая коллективная заявка – создание мифа Ассоциации развития клинической психотерапии. На обеих фазах группа выступает как методическая группа и поможет получить важный опыт конструирования глобальных психотерапевтических управляющих метафор.

Что необходимо для работы над личностным Мифом участников групп? Все просто. Для это необходимы: ведущий, психотерапевт, специалист по ритму в текстах, специалист по психотерапевтической лингвистике, эксперт по критике текстов. До от 6 до 15 добровольных членов группы-племени. И герой. Он – центр внимания.

Каковы показания к участию в группе спонтанного мифодизайна? Кому нужна такая группа в первую очередь?


Кому же все-таки необходимо в первую очередь иметь собственный личный Миф? Специальных требований - нет и быть не может. Но доподлинно известно одно. Есть социальный феномен, проверенный ни раз: человека приводит к его Мифу. Причём, Миф уже как будто из будущего ведёт своего Героя к себе – слишком длинные цепочки удивительных совпадений по обнаруживаются прошествию… И ещё. Герой, решившийся сформулировать свой Миф – на самом деле уже давно родился и руководствуется своим мифом, хотя пока и смутно осознает себя Героем, но неумолимо двигается в сторону обретения идеи самого себя, своего паруса, своей путеводной звезды, своего сокровища… которые его, и только его и никого более..

 В чем же суть группы группы спонтанного мифодизайна?


Группа в данном случае выступает безопасной культурной средой, несущей в себе социальный контекст, что помогает ей осуществить «госприемку» личностного мифологического продукта. Ведь гипертекст языковой личности записан в нашем сознании лишь частично. У него есть и другая сторона – «мировая душа» К.Г. Юнга, та самая область коллективного бессознательного которая может ставить акценты и задавать условия социальной успешности…

8 нот мышления и восприятия для создания эффективного Мифа.

Сначала Герой последовательно преодолевает косность собственных формулировок и обобщений. Начинает он со формально-логических определений социально обусловленного характера: «кто он и что он» – как будто заполняет «анкету при приёме на работу». Герою предстоит преодолеть 8 ступеней мышления. Каждая следующая ступень — это все более высокая скорость (пронзительность) восприятия. Чтобы достичь своего текста, Герою следует преодолеть линейку следующих ступеней:
  • формально-схематическое (анкетное),
  • системно-механистичное,
  • категориальное, целостное комбинационное
  • композиционно-сценическое (режиссерское)
  • символьно-метафорическое
  • знаково-сигнальное, язык знаковых сообщений
  • сновиденчески-мифологическое (стерео, дельфинье, право-лево-стороннее)

Сопровождающий контроль:
Мозг человека - совершенное и уникальное творение, в нем «слишком» много феноменов, и поэтому вовсе не значит, что Герою необходимо последовательно, буквально «пошагово», проходить ступень за ступенью. Практика показывает, что освоение ступеней восприятия обычно протекает параллельно (труды К. Прибрама, 1975). Более того, склонный к трансовым состояниям и иррациональному мышлению человек способен сразу, вмиг, «провалиться» в сновиденческое сопереживание мира, и таким образом «одним махом» миновать все стадии. Представители первобытных племён и вовсе непрерывно пребывают в состоянии 8 ступени, никогда не выходя из него. В состоянии 8 ступени наиболее эффективно и не искаженно можно реализовывать алгоритмы мифа.

Ведущие группы:

Сергей (Леон) Быков — врач-психотерапевт, проректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского по стратегическому развитию, кандидат медицинских наук.

Ко-терапевт: Евгения Тихомирова, клинически (медицинский) психолог, старший лаборант Лаборатории психотерапевтической Лингвистики.

Соучаствовать в проведении группы будут и другие участники Лаборатории психотерапевтической лингвистики Института психотерапии.

Ведущие основных групп «Опытной программы»:


Екатерина Базарова — врач-психотерапевт, координатор Лаборатории пограничных состояний и преподаватель Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, старший преподаватель ФГБОУ ВО «Петрозаводский государственный университет», член координационного Совета Ассоциации развития клинической психотерапии, руководитель профессионального психотерапевтического сообщества и заслуженный врач Республики Карелия,


Ирина Бубнова — клинический (медицинский) психолог, куратор направления «Клиническая (медицинская) психология» Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского,


Александр Копытин — врач-психотерапевт, врач-психиатр, доктор медицинских наук. Председатель Национальной ассоциации развития арт-терапевтической науки и практики «Арт-терапевтическая ассоциация»,


Наталья Минникаева психолог, телесный психотерапевт, кандидат педагогических наук. заведующая учебной частью Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского,


Петр Москалев клинический (медицинский) психолог, преподаватель Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского,


Равиль Назыров — врач-психотерапевт, д.м.н., научный руководитель Санкт-Петербургского Апрельского семинара по психотерапии и прикладной психологии, Ректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, член научного совета Минздрава РФ (научная платформа «Психиатрия и зависимости), эксперт и член Совета «Национальной медицинской палаты»,


Алла Образцовклинический (медицинский) психолог, преподаватель Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского


Юлия Пономарева — врач-психотерапевт, детский и семейный психотерапевт, врач-психиатр, куратор направления «Детская клиническая психотерапия и детская клиническая психология» Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского,


Дарья Рекель — клинический (медицинский) психолог, детский и семейный психотерапевт,


Алина Соболевская — клинический психолог, директор Центра психотерапии на Басковом, преподаватель Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского,


Дмитрий Трофимов — клинический (медицинский) психолог, компетентностный преподаватель Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского,



Елена Шляхетко — врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук, преподаватель Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского.

Стоимость участия
30 000 ₽
При предоплате в размере 3 000 рублей до 15 марта — 24 тыс. рублей,
При предоплате в размере 3 000 рублей до 30 марта — 27 тыс. рублей.
Оставить заявку
Стоимость участия
30 000 ₽
При предоплате в размере 3 000 рублей до 15 марта — 24 тыс. рублей,
При предоплате в размере 3 000 рублей до 30 марта — 27 тыс. рублей.
Оставить заявку

Стоимость проживания в отеле не входит в стоимость участия в семинаре

1-местный Классик (с завтраком) - 1900 рублей

2-местный Классик (с завтраком) - 2800 рублей

1-местный Полулюкс (с завтраком) - 3000 рублей

2-местный Полулюкс (с завтраком) - 3400 рублей


Обед и ужин оплачивается отдельно (по желанию. Обед 550 р. Ужин 800 р.)

КОРОТКИЕ СЕМИНАРЫ (ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК)


Все короткие семинары в 2022 году посвящены анализу психотерапевтических и клинико-психологических подходов к пониманию тревожных состояний и «постковидного синдрома». Мы ведем переговоры со специалистами, которые смогут внести ясность в эту непростую тему.

Предлагаем примерный перечень тем.


1. Введение в тему семинара «Клиническая психотерапия при работе с тревожными состояниями, в том числе в сочетании с «постковидным синдромом»

Как и всегда, вводный семинар проводит Равиль Назыров — врач-психотерапевт, доктор медицинских наук, ректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, научный руководитель Санкт-Петербургского Апрельского Семинара по психотерапии и практической психологии,


2. «О подготовке современных психотерапевтов и клинических психологов»

Ирина Королева — проректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского.


3. «Тревожные расстройства и постковидный синдром в современной психиатрии»

Алексей Егоров – врач-психиатр, врач психиатр-нарколог, нейрофизиолог, заведующий Лабораторией нейрофизиологии и патологии поведения Институт эволюционной физиологии и биохимии им. М.М. Сеченова Российской академии наук, профессор кафедры психиатрии и наркологии Медицинского факультета Санкт-Петербургского государственного университета, преподаватель Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, доктор медицинских наук, профессор.


4. «Тревога и тревожные состояния в психоанализе»

Сергей Соколов — психолог-психотерапевт психоаналитической ориентации, кандидат психологических наук, супервизор и тренинговый аналитик, член Европейской Ассоциации Психотерапии (Австрия).


5. «Когнитивно-поведенческий подход к пониманию тревожных состояний»

Ирина Бубнова — клинический психолог, куратор направления «Клиническая (медицинская) психология» Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского.


6. «Философское осмысление тревоги в постковидную эпоху»

Вадим Руднев — выдающийся советский и российский семиотик, лингвист, филолог, культуролог и философ, ведущий научный сотрудник кафедры философской антропологии философского факультета МГУ им. Ломоносова, автор бестселлеров «Новая модель реальности» (2016 г.), «Энциклопедический словарь культуры» (2017 г.), доктор философских наук.


7. «Нейрофизиологические механизмы тревожности».

Александр Бизюк — клинический (медицинский) психолог, нейропсихолог, кандидат психологических наук, эксперт в области нейропсихологии с опытом работы свыше 50 лет.


7. «Клинико-психотерапевтический анализ сложного случая»

Равиль Назыров — врач-психотерапевт, доктор медицинских наук, ректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского.


9. В завершение Семинара — презентация проектов участников «Методической программы»

Участники «Методической программы».



10. Традиционная «Большая группа»

Как всегда, итоги работы каждого дня мы будем подводить на «Большой группе». В этой группе участвуют все. Группа проводится по технологии тренинга социального опыта, ее задача — обобщить и интегрировать полученный опыт основных и малых групп, семинаров, тренингов, лекций и практикумов.

Обсуждается возможность участия в семинаре в качестве спикеров Александра Иосифовича Сосланда, известного российского психолога-психотерапевта, кандидата психологических наук, и Михаила Владимировича Кларина, главного научного сотрудника Лаборатории дидактики и философии образования Института стратегии развития образования РАО, доктора педагогических наук, члена-корреспондента РАО.

Расписание мероприятий

КОРОТКИЕ СЕМИНАРЫ (ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ СПИСОК)


Все короткие семинары в 2022 году посвящены анализу психотерапевтических и клинико-психологических подходов к пониманию тревожных состояний и «постковидного синдрома». Мы ведем переговоры со специалистами, которые смогут внести ясность в эту непростую тему.

Предлагаем примерный перечень тем.


1. Введение в тему семинара «Клиническая психотерапия при работе с тревожными состояниями, в том числе в сочетании с «постковидным синдромом»

Как и всегда, вводный семинар проводит Равиль Назыров — врач-психотерапевт, доктор медицинских наук, ректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, научный руководитель Санкт-Петербургского Апрельского Семинара по психотерапии и практической психологии.


2. «О подготовке современных психотерапевтов и клинических психологов»

Ирина Королева — проректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского.


3. «Тревожные расстройства и постковидный синдром в современной психиатрии»

Алексей Егоров – врач-психиатр, врач психиатр-нарколог, нейрофизиолог, заведующий Лабораторией нейрофизиологии и патологии поведения Институт эволюционной физиологии и биохимии им. М.М. Сеченова Российской академии наук, профессор кафедры психиатрии и наркологии Медицинского факультета Санкт-Петербургского государственного университета, преподаватель Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского, доктор медицинских наук, профессор.


4. «Тревога и тревожные состояния в психоанализе»

Сергей Соколов — психолог-психотерапевт психоаналитической ориентации, кандидат психологических наук, супервизор и тренинговый аналитик, член Европейской Ассоциации Психотерапии (Австрия).


5. «Когнитивно-поведенческий подход к пониманию тревожных состояний»

Ирина Бубнова — клинический психолог, куратор направления «Клиническая (медицинская) психология» Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского.


6. «Философское осмысление тревоги в постковидную эпоху»

Вадим Руднев — выдающийся советский и российский семиотик, лингвист, филолог, культуролог и философ, ведущий научный сотрудник кафедры философской антропологии философского факультета МГУ им. Ломоносова, автор бестселлеров «Новая модель реальности» (2016 г.), «Энциклопедический словарь культуры» (2017 г.), доктор философских наук.


7. «Нейрофизиологические механизмы тревожности».

Александр Бизюк — клинический (медицинский) психолог, нейропсихолог, кандидат психологических наук, эксперт в области нейропсихологии с опытом работы свыше 50 лет.


8. «Клинико-психотерапевтический анализ сложного случая»

Равиль Назыров — врач-психотерапевт, доктор медицинских наук, ректор Института психотерапии и медицинской психологии им. Б.Д. Карвасарского.


9. В завершение Семинара — презентация проектов участников «Методической программы»

Участники «Методической программы».



10. Традиционная «Большая группа»

Как всегда, итоги работы каждого дня мы будем подводить на «Большой группе». В этой группе участвуют все. Группа проводится по технологии тренинга социального опыта, ее задача — обобщить и интегрировать полученный опыт основных и малых групп, семинаров, тренингов, лекций и практикумов.

Обсуждается возможность участия в семинаре в качестве спикеров Александра Иосифовича Сосланда, известного российского психолога-психотерапевта, кандидата психологических наук, и Михаила Владимировича Кларина, главного научного сотрудника Лаборатории дидактики и философии образования Института стратегии развития образования РАО, доктора педагогических наук, члена-корреспондента РАО.

Расписание мероприятий

УДОСТОВЕРЕНИЕ О ПОВЫШЕНИИ КВАЛИФИКАЦИИ


По окончании обучения все участники, имеющие высшее медицинское или психологическое образование, а также образование в области социальных наук (социальная работа и коррекционная педагогика), получают удостоверение о повышении квалификации установленного образца в соответствии с Федеральным законом от 29.12.2012 №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», а участники, не имеющие высшего специального образования, получают Сертификат участия установленного образца.

ЛИЦЕНЗИЯ НА ОБРАЗОВАТЕЛЬНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Made on
Tilda